ИМКА В МЕНХНГОФЕ 1946-1949 гг.

Имка, как мы говорили, а вернее YMCA-YWCA (Young Men’s Christian Association – Young Women’s Christian Association или по-русски Христианский Союз Молодых Людей – Христианский Союз Молодых Женщин), появилась в ди-пи лагере Менхегоф не сразу. 

Поскольку в моём ведении была внешкольная работа, то лагерное начальство требовало от меня не только работу с юными разведчиками, но и работу с теми, кто был вне разведческой организации. Мне было предложено создать клуб молодёжи, для которого была предоставлена большая комната в бараке Но.7, которая должна была служить также и лагерной библиотекой и читальней. Лагерная библиотека была создана мною ещё во время войны, когда наш лагерь находился в Нидерзахсверфене (Тюрингия). В ней были книги, издававшиеся немцами для русских рабочих, а в Менхегофе, она начала пополняться книгами, издававшимися «Посевом» и стала получать из Нью-Йорка «Новое русское слово» и «Новый журнал», из Парижа «Русскую мысль» и из Брюсселя «Часовой».
Создание клуба молодёжи я поручил Славе Пелипцу, который с помощью разведческих руководителей привлёк в клуб довольно много молодёжи, как учащейся, так и слонявшейся без дела. По предложению Славы, председателем клуба был выбран Владимир Смирнов, которого Слава знал еще по Минску как энергичного человека.
В журнале «Разведчик» Но.3 за март 1946 г. Слава поместил статью «Клуб молодёжи», в которой рассказал, с чего он начал, и что из этого получилось:
«До этого, ещё в октябре месяце, был основан клуб старших разведчиков, члены которого несколько месяцев изучали историю нашей Родины. Были также организованы ночные походы, чашки чая и др. Но теперь основанный клуб молодёжи задуман более широко. Двери его широко открыты для всей молодёжи. Работа его не будет ограничиваться докладами, а организована на более широкой основе. На одном из воскресных собраний членов клуба был объявлен список и план работы секций клуба.<…> Как в муравейнике кипит жизнь по воскресным дням в невзрачном помещении клуба. А в субботние дни собираются секции… Спортивная секция уже соорудила площадку для волейбола. По утрам члены клуба тренируются, чтобы «быть в форме» к предстоящим состязаниям <…> Техническая секция занимается изучением автодела…».
Осенью 1946 г. Менхегофский лагерь посетила мисс С. Дрейер (Miss. Signe Dreijer) – представительница на Кассельский район Worlds YMCA-YWCA – двух организаций, объединившихся для работы в ди-пи лагерях. Чтобы лучше вникнуть в атмосферу, царящую в лагере, она приехала, никого не предупредив.
В клубе молодёжи её встретил В.Смирнов. Показывая помещение, В.Смирнов сказал про висевший на стене портрет: «Это русский царь Пётр Великий, который приобщил Россию к западной культуре». Мисс Дрейер с улыбкой перебила его: «Можете не объяснять. Я, как шведка, хорошо знаю, кем был Пётр Великий».
Она с похвалой отозвалась о лагере вообще и о клубе молодёжи в частности и обещала прислать для клуба игры, в том числе, пинг-понг, бильярд и русские книги. К концу 1948 г. библиотека Имки уже насчитывала около 300 русских книг и столько же иностранных на немецком и английском языках.
В.Смирнову было предложено стать членом Имки и пройти специальный руководительский курс в имковской школе в Фёле (Voel). Окончив курс в том же году,

2
Смирнов быстро создал имковский кружок из 16 человек. Туда вошёл один старый имковец из Латвии, преподаватели курсов, организованных администрацией лагеря: кур-
сов кройки и шитья, шофёров, радио-электро-техников и строительных десятников, а также и курса геодезистов, организованного К. Болдыревым для едущих в Марокко. Все эти курсы проводились как имковские, чтобы окончившие их могли получить дипломы с печатью УМСА. Между прочим, курсы геодезистов окончил и В. Смирнов, уехавший в Марокко в июле 1947 г.
В.Смирнов задумал издание имковского журнала и всех сотрудников этого журнала тоже записал в имковский кружок. Предложил записаться в Имку и мне и моей жене, которая заведовала лагерной библиотекой, после чего лагерная библиотека стала называться имковской. Все мы, видя помощь, которую Имка оказывает нашему лагерю, решили поддержать эту организацию.
В декабре 1946 года вышел первый номер журнала «Единство», который получил широкое распространение в русских ди-пи лагерях. В отделе хроники было сказано:
«26.XI.46. В помещении клуба УМСА лагеря Менхегоф состоялось общее собрание членов клуба УМСА. На собрании присутствовал секретарь УМСА г-н Кольм и гость, приглашённый клубом УМСА г-н Оскар Шнеттер, секретарь немецкого отдела УМСА. Собрание открылось чтением из Евангелия, после чего председатель клуба УМСА г-н Смирнов сделал краткую информацию о ходе работы клуба УМСА. Выступивший с речью представитель II дистрикта УМСА г-н Кольм сообщил о состоявшемся съезде представителей директоров по американской зоне и передал радостное для присутствовавших сообщение о том, что работа клуба УМСА в Менхегофе признана съездом представителей дистриктов лучшей из всех клубов УМСА среди лагерей ДП в американской зоне. Затем г-н Кольм говорил о целях и задачах работы в области УМСА. <…> Г-н Шнеттер сообщил коротко о работе немецкой УМСА и выразил пожелание о контакте в работе». Среди других сообщений, было сказано, что в Фюрстенвальде (отделении лагеря Менхегоф) 6 декабря 1946 г. был открыт клуб Имка.
Так как В.Смирнов собирался в июле 1947 г. уехать с группой менхегофцев в Марокко, то он предложил членам Имки мою кандидатуру на должность председателя кружка. Возражений не было, и моя кандидатура была принята единогласно.
Со стороны мисс Дрейер возражений тоже не было. Она поручила мне объявить запись менхегофцев в детский имковский летний лагерь, который должен был бы быть в июле и августе 1947 г. Записались только разведчики и разведчицы. Те, кто не интересовались разведчеством, не интересовались и имковским лагерем. С первой сменой из Менхегофа и Фюрстенвальда поехал я, а со второй Володя Быкадоров. За два месяца было четыре смены, и через лагерь прошло около 1200 детей и подростков разных национальностей.
В Швеции при Имке была своя скаутская организация. Мисс Дрейер была там руководительницей и была хорошо знакома с проведением лагерей. Целью имковского лагеря было установление дружбы между представителями разных национальностей. Эта цель вполне совпадала с нашими планами борьбы с русофобией. Настроения среди молодёжи ди-пи было антикоммунистическим но, к сожалению, зачастую и русофобским. Мы, русские, это знали, и в этом отношении цели Имки вполне совпадали с нашими.
Лагерь был устроен на берегу Эдерзее, на другой стороне которого, на горе, стоял замок средневековых рыцарей-разбойников Вальдеков. В лагере было около 300 детей

3
разных национальностей: литовцев, латышей, украинцев, белорусов и русских. Лагерники были размещены по национальностям в больших военных палатках по 10 человек.
Несколько палаток были нарочно сделаны интернациональными. Литовская и латышская молодёжь косо смотрела на славян, особенно на русских, но в интернациональных палатках никаких трений не возникало. Официальным языком лагеря был так называемый «ди-пи-дойч», ломаный немецкий, на котором объяснялись ди-пи. Литовцы с латышами объяснялись по-немецки, а русские, белорусы и украинцы говорили, понимая друг-друга, каждый на своём языке. Ели все вместе, сидя за длинными столами. За едой лагерники подходили по палаткам, и славяне старались сесть поближе друг к другу. За столом непонятная для балтийцев славянская речь звучала иногда громче общепонятной немецкой, и это их раздражало. Мисс Дрейер нашла выход из положения. Она вызывала палатки по номерам и рассаживала их так, чтобы справа и слева от славянских палаток были балтийские или интернациональные. Я старался объяснить украинцам, белорусам и русским, что цель лагеря – создание дружбы между представителями разных народов, и что мы должны стараться привлечь симпатии к своим народам и не создавать своим поведением плохого впечатления.
Мои воспоминания о лагере были напечатаны в журнале «Единство» Но.3 от 22 февраля 1948 г. Там говорилось, что все лагерники должны были записываться в группы, в зависимости от интересов. Были группы пения, танцев, рисования, лёгкой атлетики и др. Предполагалась и группа «Дружбы народов», но туда кроме русских никто не записался и поэтому эта группа не была организована.
«За время двухнедельного срока лагеря три раза были походы и два раза лесные игры<…> Самым же интересным были лагерные костры. На них каждая нация старалась показать себя. <…> Душой лагеря была, конечно, начальница лагеря мисс Дрейер. Она была необыкновенно приветлива в обращении и все дети сразу полюбили её. Мисс Дрейер научила детей нескольким английским песенкам и скаутским «крикам». При пении песен сама дирижировала на кострах. На последнем лагерном костре мисс Дрейер, прощаясь с нами, объявила результаты всеобщего лагерного конкурса между палатками. Наши мальчики заняли второе место и получили в награду мячики для пинг-понга. Первое место заняла интернациональная палатка, а третье – латышская. У девочек первое место заняла латышская палатка, второе – литовская, а третье – интернациональная».
Летом 1947 г. из Менхегофа выехала одна группа в Бельгию работать на шахтах и вторая с председателем клуба Имки в Мароко, состоявшая, главным образом, из геодезистов. И в одной и в другой были члены Имки. Кроме того, в результате проверки («скрининга»), несколько членов клуба, потерявшие статус ди-пи, должны были покинуть лагерь. Они устроились в Бад-Гомбурге около Франкфурта-на-Мейне. Их стараниями было организовано участие русских детей с частных квартир в имковском летнем лагере в Кёнигштейне, причём русская группа детей дала самый большой процент лагерников.
Отъезд многих членов Имки из лагеря, конечно сказался на работе клуба, но на место выехавших приехала группа белорусов, принявшая живое участие в имковской работе. Белорусская секция сотрудничала в журнале «Единство» и выпустила свой журнал «Правослауны Беларус», упомянутый в журнале «Единство» Но.4 (С.4).
В 1948 г. был ещё раз проведен имковский лагерь – на том же месте и с таким же успехом.

4
С 10 ноября по 1 декабря 1948 г. в Гибельштадте (Giebelstadt) около Аугсбурга был устроен курс для имковских руководителей, куда мне было предложено поехать. Деканом курса был директор Имки в американской зоне Джозеф Ноя (J.Noia), а директором курса
К.Дзиркалис (K.Dzirkalis). Программа была очень насыщенной. Она включала историю YMCA-YWCA, идеологию, принципы и методы работы, религию в ежедневной жизни, связи с общественностью и т.д.
B Менхегофе клубом Имка было выпущено четыре номера журнала «Единство», небольшого, на четырёх страницах «Вестника российского коллекционера», первый и последний номер которого вышел 1 ноября 1948 г., и упомянутый «Правослауны Беларус». Такова краткая история этого первого русского послевоенного клуба Имки, сыгравшего немалую роль в возобновлении в конце 1948 г. работы русского ХСМЛ – Христианского союза молодых людей.
Выезд ди-пи из Германии в разные страны начался с лета 1947 г. В 1949 г., вскоре после выезда группы ди-пи в Бразилию, началась ликвидация ди-пи лагерей Кассельского района. Лагерь Менхегоф был ликвидирован 12 апреля 1949 г., и все жители были переведены в лагерь Шлейсгейм (Schleissheim – он же Фельдмохинг –Feldmoching) около Мюнхена. Мисс Дрейер получила повышение, стала помощницей директора Имки в американской зоне и директором имковских курсов (Direktor US Zone Training Center).
Моя семья оказалась в группе выезжающих в Бразилию, мы приехали в начале апреля 1949 г. в пересыльный лагерь Буцбах (Butzbach), но были сняты с транспорта по ложному доносу.
Пока мы были в Буцбахе, лагерь Менхегоф был ликвидирован. Нас послали в лагерь Гибельштадт (Giebelstadt) около Аугсбурга, где я связался с Имкой и был направлен на работу в Ганау (Hanau). Дело шло к лету, и мне поручили подготовить и провести летний лагерь для детей. Ганау был балтийским лагерем с небольшой группой украинцев. Нас приписали к украинцам. Моя семья не была там единственной русской семьей. В лагере была православная церковь, кажется, латвийской юрисдикции, но священник служил по церковно-славянски.
Осенью 1949 г. началась ликвидация лагеря Ганау, и меня перевели на работу в Имку в Шлейсгейм помощником Вадима Николаевича Ордовского-Танаевского(1924-1990), который там руководил всеми делами. Лагерь был большой и дел там было много.

Р.Полчанинов

Share
Наверх