Памяти Натальи Александровны Маковой

Памяти Натальи Александровны Маковой
Из жизни русской эмигрантки заграницей, а затем в России

MakarovaНаталья Александровна родилась 2-го сентября 1946-года в западной Германии в известном под именем Менхегоф лагере для перемещенных лиц («ди-пи»), там где поженились ее родители в 1945-м году. Мать Натальи, Александра Ивановна Выдрина, была вывезена немцами из под Курска на принудительные работы. Отец же, Александр Николаевич Маков, оказавшийся на территории оккупированной Украины, как и многие другие ушел вслед за немцами, когда те отступали. Ее родители были идейными русскими людьми, любили свою страну, но из-за угрозы жестокой расправы со стороны советских властей, по окончанию войны домой не вернулись. Прожив два года в Менхегофе, семья на четыре года переезжает в Бельгию, где отец работает шахтером, затем в Германию. Оба родителя

Натальи активно участвуют в деятельности известной антисоветской организации НТС (Народно-Трудовой Союз российских солидаристов). Эта организация борется с советской идеологией и властью, ставит своей целью освобождение русского народа от коммунистической диктатуры. В 1953-м году, Александр Маков засылается в СССР для ведения активной работы НТС против советской власти и ее идеологии изнутри. Однако, вследствие недостаточной конспирации, он был схвачен агентами КГБ и через месяц расстрелян. С этого момента, семилетняя Наталья и ее младшая сестра Вера воспитываются одной матерью. От нее же Наталья получает глубокую православную веру, а от покойного героя-отца, память которого всю жизнь будет гореть в ее сердце, Наталья наследует его преданную любовь к России.

В 1962-м году Маковы переезжают в Париж и Александра Ивановна выходит замуж за Юрия Петровича Жедилягина, за старого знакомого, еще по Менхегофу, незадолго до того овдовевшего, тоже активного члена НТС. От первого брака у него было три сына, разделявших идеи и устремления отца. В 17-ти летнем возрасте, в 1964-м году, Наталья Александровна в свою очередь вступает в ряды парижской молодежной группы этой организации. Ведет активную работу: пропагандирует идеи НТС, распространяет «литературу» среди проезжих в Париже советских граждан, пишет статьи в Посев. Два раза, в 1976-м и в 1979-м годах, ей удается съездить в Советский Союз по работе (переводчиком). Там же в 1979-м году, Наталью Александровну задерживают как члена НТС.

В 1967-м году Наталья Александровна выходит замуж за сына русских эмигрантов, от которого у нее рождается два сына. К сожалению брак оказывается неудачным и уже в 1975-м году распадается. После развода, Наталья Александровна работает дизайнером и одна воспитывает своих детей. В середине 80-х годов она знакомится с новым председателем парижского отдела и членом совета НТС Борисом Георгиевичем Миллером. Это знакомство служит ей толчком для возобновления деятельности в НТС ; многим вспоминаются многочисленные политические встречи и беседы, проводимые в подвале дома 125-бис на рю Бломе, в Париже.

В 1990-м году Наталья Александровна с Борисом Георгиевичем посещают Россию. Им удается объездить 16 городов, в которых Борис Георгиевич активно выступает с докладами, в том числе и по телевидению, от имени НТС. После нескольких неудавшихся попыток их запугать, КГБ, считавший их действия за провокацию, арестовывает Наталью Александровну и Бориса Георгиевича, взломав дверь квартиры, в которой они проживают, и выдворяет их из страны, угрожая, что больше сюда им уже не вернуться. Тем не менее, год спустя, в августе 1991 года Наталья Александровна с Борисом Георгиевичем вновь в России – приехали на Конгресс Соотечественников. Однако, вместо того, чтобы принимать в нем участие, трое суток проводят на баррикадах, защищая Белый Дом! После этих событий, Наталья Александровна и Борис Георгиевич бросают все что у них есть заграницей, и в 1992-м навсегда переезжают в Россию. В апреле 1994-го года наконец получают долгожданное российское гражданство. Борис Георгиевич в этот момент возглавляет российскую секцию Международного Общества Прав Человека (МОПЧ). Он считает, что в качестве правозащитника он может принести пользу стране, и, именно в этом качестве становится известным в России: предпочитая конкретное дело политике, Борис Миллер неустанно помогает людям – добивается освобождения политзаключенных, пересмотра сомнительных судебных решений, или же просто преподносит гуманитарную помощь… Наталья же поддерживает его во всех делах. Помимо этого, Наталья преподает французский и английский языки в Плехановском университете. Все ее студенты помнят в ней доброго учителя, искренне интересующегося их личным успехом, всегда готовым пожертвовать своим временем, даже отчасти бесплатно. Как то возвращаясь вечером домой Наталья замечает у ее подъезда двух девочек в оборванной одежде. Узнав, что они брошенные, с Борисом Георгиевичем решают их приютить, а затем месяцами добиваются над ними опеки. Младшая девочка оказывается глухонемой: ради нее выучивают азбуку глухонемых, да и саму девочку обучают читать и писать… А на везде задаваемый ей вопрос «а зачем вам нужны эти девочки?» Наталья неуклонно отвечает – «да незачем! Однако долг каждого христианина помогать ближнему».

Казалось бы, что жизнь Натальи на Родине удается легко. Это не так. Во-первых, оставив во Франции прибыльную работу, Наталья Александровна в первое время живет в России за счет скромного жалованья, получаемого Борисом Георгиевичем в МОПЧ. После его смерти в 1997-м году, Наталья зарабатывает на жизнь переводами и преподаванием иностранных языков, но из-за частых болезней живет все беднее, вплоть временами до нищенства, отдавая все, что имеет воспитываемым ей девочкам. Во-вторых, ей приходится очень тяжело душевно: «возвращаясь» в Россию, важнейшей задачей Наталья себе ставила добиться реабилитации расстрелянного в 53-м году отца. Однако, несмотря на долгие хлопоты, обоснованность иска, и вмешательство прессы, Генпрокуратура, а затем Верховный Суд Российской Федерации отказываются пересматривать решение суда 53-го года. Кроме этого, Наталью расстраивает то, что в России многие не понимают, как можно было эмигранту предпочесть обеспеченной жизни заграницей скромную жизнь «дома» – в России. Наконец, ее родные сыновья, оставшиеся во Франции, не ужившись с матерью и не поняв ее стремления полностью отдаться России бесследно исчезают. Наталья Александровна просит полицию их разыскать, одного находят, но он отказывается дать матери своей адрес. Затем, в последние годы одна за другой уходят от нее взятые на попечительство девочки: призыв «улицы» оказывается сильней предоставляемой возможности вести честную жизнь, а ослабевшая от болезни Наталья уже не в силах их удержать.

Знакомые Натальи удивлялись, как, несмотря на удары судьбы в последние годы жизни, она могла не терять своего достоинства и продолжала гореть неустанной, почти неразумной, любовью к своей стране и к своему народу. Вдали от родственников, окруженная всего лишь горсточкой близких друзей (которые ей помогали до последней минуты, за что вечная им благодарность), Наталья осталась практически одна и, после тяжелой болезни, в возрасте 57 лет, отошла ко Господу 9 октября 2003 года. Отпевали ее в кладбищенской церкви подмосковного поселка Остров, где отныне она и покоится в близи от Бориса Георгиевича.

С Натальей Александровной, моей тетей, ушел часто недопонимаемый своим окружением, не избалованный судьбой, искренне добрый ко всем, и преданный своей стране православный русский человек. Но почила счастливой: данное себе в детстве слово – умереть в России – сдержала. А свою трудную жизнь прожила не зря.

Упокой Господи душу рабы Твоея Натальи, и сотвори ей Вечную Память !

Максим Валериевич ЖЕДИЛЯГИН, Париж

Share
Наверх